problem loading posts

Я умею слишком мало. Можно сказать, я не умею ничего. Меня не хватает даже на абсолютное понимание собственных строчек, на теплое дыхание между ними, на руку тебе и тебе, а еще - тебе. И есть вероятность, что в случае расстрела меня теми самыми звездами, из уха моего - в траву, песок и чужие жизни - потечет не кровь, а новая - никому не знакомая - истина. Которой не хватит.

Давай поговорим о тишине. О ней надо говорить мыслями. Пришли мне что-нибудь веселое. Мне так сейчас плохо. Я расскажу тебе, как уютны окна дома напротив, как борюсь с желанием ослепнуть и оглохнуть, лишь бы не взаимодействовать с обидой, как от музыки душа плачет еще громче, поэтому отныне во мне музыки нет. Мы разольем сумрак по чашкам, я опять все пролью и, возможно, буду смеяться. Ты будешь пытаться дуть на суровые московские облака, чтобы рассмотреть звезды, помахать им рукой и пьяно от сумрака улыбнуться. “Опять пьяные”, - проворчат они и снова исчезнут за тучами. А мы и не пьяные вовсе, просто слишком родные - сумерки, а в головах - колокольчики древнего разговора, будто и не не знали друг друга, будто еще с прошлой жизни он. Я выключаю между нами свет, но не выключаю себя. И ни единого божьего звука.

Думал — встану во весь рост
Думал — упаду лицом
Думал — крикну во весь рот
Думал — утону в слезах

А вот тихо сижу и беззвучно молчу.

давай же построим здесь дом, среди дружелюбных лесов, здесь все, что казалось нам сном окажется радужней сна.цветов полыхающий сад, ручьями плескает восход, горящие угли дымят и простыни ветер несет. крахмальная скатерть дождя в ажурных резных облаках, давай же посторим здесь дом среди дружелюбных лесов.давай же посторим здесь дом, но вижу тебе уж пора.жгет ладонь телефон,за плащ тянут в омут дела.и вот мы уже на путях и дальше нам не по пути.давай же посторим!…хотя…хотя…ты хотя бы звони…